Международный горно-металлургический Конгресс
16-17 июня 2021
Нур-Султан, Казахстан

Альберт РАУ: Сегодня бизнес не может обижаться на государство

040535181Наш собеседник - первый вице-министр индустрии и новых технологий, доктор экономических наук Альберт Рау.  По его мнению, основными факторами  привлечения инвестиций являются инфраструктура, грамотная бюрократия, безопасность бизнеса и личности, квалифицированные кадры. Также он считает, что сегодня, когда  уже созданы системная нормативно-законодательная база и институты развития, акцент необходимо переносить на регионы и рассматривать их как один из элементов реализации индустриально-инновационной программы.

- Альберт Павлович, позвольте начать нашу беседу с анализа инвестиционной ситуации, которая сложилась на сегодняшний день в Казахстане. Что бы Вы отметили в первую очередь?

- Прежде всего, инвестиционный климат в Казахстане нужно рассматривать как  важный фактор успешной реализации государственной программы форсированного индустриально-инновационного развития (ГПФИИР). Как отметил Президент,  эта программа остается главным ориентиром модернизации экономики и привлечение инвестиций   есть решающий момент, поскольку ГПФИИР на ближайшую пятилетку оценивается, по нашим расчетам, до 60-70 млрд. долларов и, естественно, основная доля должна  прийтись на финансирование со стороны инвесторов, как отечественных, так и иностранных.

Ключом привлечения таких инвестиций является политика максимальной открытости и стабильности, которой придерживается Правительство Казахстана. В  рамках данной программы государство концентрируется на развитии определенных приоритетных секторов и, конечно, для нас значимы не только инвестиции в финансовом смысле этого слова, но и привлечение новых технологий, приобретение управленческого опыта. То есть то, что является носителем новой экономики.  Причем речь в данном случае идет о прямых иностранных инвестициях,  которые и сопровождаются новыми технологиями производства и управления.

Важным этапом стало принятие Национального плана по привлечению инвестиций, благодаря которому впервые  был построен порядок привлечения инвестиций по всей государственной системе управления. От дипломатических представительств, где инвестор получает визу - это его первый шаг к инвестированию  в Казахстан и до специальных  замакимов областей,  ответственных за реализацию  ГПФИИР на местах - это последний шаг инвестора. Другими словами, ГПФИИР - это программа,  созданная для привлечения инвестиций, и эту  задачу Президент поставил перед центральными исполнительными органами, перед каждым акимом, перед каждым послом.

Хочу особо отметить, что нашим министерством совместно с Министерством иностранных дел составлена Дорожная карта по двадцати ведущим странам,  определены  169 ведущих глобальных компаний, являющихся потенциальными инвесторами именно в высокотехнологичной приоритетной отрасли ГПФИИР.  Сорок компаний из  списка   Global-2000 уже присутствуют в Казахстане, мы их все прекрасно знаем.

Другая задача, поставленная  Президентом, это вхождение Казахстана в Организацию по экономическому развитию и сотрудничеству (ОЭРС), по стандартам которой и будет выстраиваться наша инвестиционная политика, поэтому мы к концу года планируем внести целый ряд поправок в Национальный план. Это тоже поручение главы государства. В целом, как вы знаете, Казахстан среди стран СНГ заявил себя  лидером по привлечению инвестиций.

- А как насчет качества, инфраструктуры инвестиций? Ведь за годы независимости, к примеру, в обрабатывающий сектор привлечено чуть более десяти процентов инвестиций…

- Этому удивляться нечего. В первые годы независимости мы строили финансовую и экономическую основу государства, надо было резко увеличивать приток инвестиций именно в нефтегазовый и горнодобывающий сектор. Я с удовлетворением отмечаю, что именно с реализацией ГПФИИР динамика привлечения инвестиций в обрабатывающий сектор увеличилась. Самое главное, за период  проведения  ГПФИИР удалось выстроить системную нормативно-законодательную основу. Это закон о  государственной поддержке индустриально-инновационной деятельности, это закон о специальных экономических зонах (СЭЗ), об инвестициях, в рамках которых  введены такие льготы, как промышленные субсидии, налоговые льготы на землю и имущество, освобождение  от уплаты таможенных пошлин на сырье, гарантированный заказ.  Словом, государство сейчас очень активно поддерживает начинания бизнеса, берет часть рисков на себя, и все  это прекрасно знают.

И еще. С 2010 года действует программа «Экспорт 2020», оператором которой является KAZNEXINVEST. Она направлена на  комплексную поддержку отечественных экспортоориентированных предприятий и реализуется по двум основным направлениям -  сервисной и финансовой поддержке экспортеров. На сегодня ею охвачено где-то полторы тысячи предприятий,  простимулирован экспорт товаров на 1,8 млрд. долларов США.

- Можно уточнить, какого характера изменения будут внесены в Национальный план  привлечения инвестиций и как это повлияет на инвестиционный климат?

- Эти поправки  достаточно специфические, касаются больше бюрократических процедур, тем не менее, их надо внести, ведь я уже сказал, что  по поручению главы государства сейчас идет работа по вступлению Казахстана в Организацию экономического сотрудничества и развития.  И предполагаемые изменения в Национальный план будут внесены как раз под стандарты,  требования,  рекомендации ОЭРС по улучшению инвестклимата, чтобы  наши процедуры, законы соответствовали всем этим параметрам. Как вы знаете, ОЭСР - одна из авторитетных международных организаций, целью которой является развитие стран-членов. У  них есть Инвестиционный комитет, куда мы, надеемся, вступим  уже к концу этого года.

-  Как-то во время интервью представитель одной из зарубежных компаний в Казахстане (не буду называть), посетовал, что для полного счастья нужно бы совершенствовать инвестиционное законодательство. Что скажете?

- Основная законодательно-нормативная база в принципе создана, но ее нужно постоянно «подтачивать». Вот сейчас, к примеру, мы опять вносим  поправки в закон о специальных экономических зонах. Или взять  закон о государственной поддержке индустриально-инновационной деятельности. Ему только год и мы видим, конечно, что надо вносить какие-то новые инструменты, возможно, что-то не  срабатывает,  поэтому этот процесс постоянный. Но в целом в Казахстане на законодательном уровне созданы все условия для того, чтобы успешно делать свой бизнес. Согласитесь, буквально несколько лет  тому назад этого не было. Допустим, в мою бытность акимом области хотелось помочь бизнесу. Он строит  птицекомплекс, а нам хочется подвести ему воду, инфраструктуру, но у местных органов не было на то прав. А если сделаем, то скажут, ты проводишь инфраструктуру частнику.  Тогда это было преступление в полном смысле этого слова.

Сегодня государство снимает с бизнеса эти дополнительные нагрузки, эту головную боль, потому что бизнес должен заниматься своими  функциями, но никак тем, что на километр воду подводить. И сколько все-таки у нас в Казахстане неудачных проектов как раз из-за подобных ситуаций, они на слуху, но я не хочу их называть. Но когда идет какая-нибудь полемика в Парламенте, я говорю, вы посмотрите, ведь он взял  кредит, сделал проект, подвел себе воду,  электричество, а ему ничем не помогли. А мы потом еще удивляемся, что этот проект стал убыточным. Поэтому считаю, что сегодня инструменты есть, хотя их  надо совершенствовать.  Но обстановка изменилась в корне, закон узаконил все эти недоразумения и теперь мы смело можем двигать бизнес и, прежде всего, на  местном уровне.

- Доверяют ли иностранные инвесторы Казахстану и откуда они в основном к нам приходят?

- Вне сомнений, доверяют, об этом говорят объемы привлеченных инвестиций, крупные инвестиционные проекты, в том числе при участии международных институтов. Я сразу в начале беседы сказал, что нашим министерством совместно с Министерством иностранных дел  проведена работа с двадцатью странами и подписаны  Дорожные карты  по привлечению инвестиций, в которых определены конкретные компании, сроки проведения инвестиционных мероприятий и ответственные лица. В итоге  был сформирован конкретный перечень из 136 компаний, с которыми ведется активная работа.

Именно за  последние годы, годы реализации госпрограммы, в Казахстан пришли одиннадцать транснациональных  компаний из списка  Global-2000, и все они работают в сфере высоких технологий. Это французские EADSGroup в аэрокосмической отрасли, Danone - в пищевой промышленности,  ArevaNC - в атомной, Thales - в приборостроении, Alstom - в железнодорожном машиностроении,  немецкий ThyssenKrupp и  корейская POSCO - в металлургии, HyundaiMotor - в автомобилестроении, американская GeneralElectric - в производстве локомотивов и многие другие.

Иностранные  инвесторы в основном к нам приходят из высокоразвитых стран - членов ОЭСР, таких как Канада, Франция, Германия, Корея, Япония… В целом 75 процентов (!) всех привлеченных инвесторов пришли из стран ОЭСР.

Кроме создания благоприятных условий для ведения бизнеса и устранения административных барьеров, внедряются другие инструменты по привлечению инвестиций. Вы, наверное, в курсе, что в Казахстане созданы девять специальных экономических зон и результаты у них хорошие. Так, по данным Агентства по статистике, за последние четыре года для создания производств на территории СЭЗ инвесторами вложены 390 млрд. тенге, государством выделены  89,2 млрд. тенге бюджетных средств на строительство инфраструктуры. В итоге  на один тенге вложенных бюджетных средств привлечено около четырех тенге частных инвестиций. Предприятиями на территории СЭЗ произведено продукции на 185 млрд. тенге, в том числе в этом году на 35  млрд.

- Может ли в ближайшие годы инвестклимат в Казахстане измениться в худшую сторону?

- Смотрите. За годы независимости Казахстан привлек восемьдесят процентов всех ПИИ (прямые иностранные инвестиции - Т. Н.),  направленных в Центральную Азию. Это около 160 млрд. долларов США. В прошлом году ПИИ у нас на душу населения составили около 1200 долларов - это самый  высокий показатель на постсоветском пространстве. Далее.

В рейтинге Всемирного банка «Ведение бизнеса-2012» Казахстан занимает 49 место из 185.   По сравнению с предыдущим годом мы поднялись на одиннадцать позиций выше, значительно опережая многие страны СНГ.   Россия на сто каком-то месте, и  Путин поставил задачу, что они чуть ли не за один президентский срок должны  подняться почти до двадцатого места. Конечно, внутри Таможенного союза соревнование будет и за  инвестиции, и за квалифицированные кадры, потому что Россия тоже испытывает нехватку квалифицированных трудовых ресурсов, поэтому у нас просто нет альтернативы в этих условиях, как только улучшать.

- То есть Вы верите в улучшение?

- Конечно.

- А какие предложения у Вас есть в этом плане?

- Об этом можно много красиво говорить, но надо просто работать.  Сегодня мы делаем большую поддержку бизнесмену,  начиная с того, что его встречают,  сопровождают, помогают во всем, сводят, создают  условия… Когда у нас такое было? Мы об этом даже не мечтали. Это то, на чем поднялся тот же Сингапур. Раньше у  нас на это не было ни возможностей,  ни четко выстроенной политики. Сегодня все это есть, сформирована база  данных инвесторов,  поэтому надо просто делать так, как это делают во всем мире, и мы сейчас как раз подошли к такому примерно уровню работы.

- Хорошо. Какие основные факторы будут, по-вашему, определять развитие инвестиционного климата в Казахстане, в чем Вы видите наши конкурентные преимущества?

- Я бы поставил вопрос в другой плоскости.

- Пожалуйста.

- В начале ноября в Таразе прошел международный Инвестиционный форум, мы с вами были на нем и вы, наверное, обратили внимание, что там одним из ключевых вопросов прозвучало обеспечение профессиональными кадрами. Жалоб со стороны участников никаких не было, все говорили в основном о кадрах и проблемах вокруг этого и это не плохой симптом, понимаете? А ведь еще каких-то десять лет назад любая встреча Президента с бизнесом сводилась к жалобам, предприниматели говорили, вот, нас зажимают и прочее, прочее. Конечно, нельзя сказать, что сегодня эти вещи полностью  изжиты, но то, что сдвиг есть, причем большой,  очевидно. Сегодня бизнес не может обижаться на государство, не может сказать, вы нас  не поддерживаете. Правильно?

- На законодательном уровне - да, а на практике - большой вопрос…

- Ну, зачем, бросьте. Только по Дорожной карте бизнеса около трех тысяч предприятий получили субсидий на кредитную ставку. Вы подумайте,  это миллиарды, которые дало государство на то, чтобы удешевить кредиты бизнесу. Я всегда говорил и говорю, что инфраструктура, грамотная бюрократия, безопасность бизнеса и личности, квалифицированные кадры - основные факторы привлечения инвестиций. Если сегодня государство и местные исполнительные органы выделяют на инфраструктуру, строят индустриальные зоны, соревнуются за привлечение инвесторов, значит, эти вопросы уже сняты и теперь  на первый план выходит задача  подготовки и наличия профессиональных кадров.

- И где вы возьмете столько квалифицированных рабочих? Будете завозить?

- Нет, никого мы завозить не будем, а будем готовить своих людей, повышать уровень подготовки, оснащать профтехшколы, колледжи и  в этом направлении, поверьте, делается  многое. Мы будем утверждать такие профессиональные стандарты, которые будут соответствовать сложности оборудования сегодняшнего и завтрашнего дня, и, соответственно, оснащать этим оборудованием колледжи. У нас уже есть  сеть профессиональных колледжей мирового уровня и к управлению ими привлекаются иностранные  компании, имеющие  столетнюю историю в  сфере профессионального образования. Я  имею в виду Центр нефтяников, который построили в Атырау. К его  управлению привлекли известную канадскую компанию, имеющую колоссальный опыт работы по подготовке нефтяников.

Строится центр подготовки кадров для машиностроения в Восточном Казахстане.  А вообще подготовка кадров - это дело общее, и государства, и бизнеса. В Германии, к примеру, действует дуальная система образования, когда учеба совмещается с  производственной практикой на предприятии и человек выходит оттуда профессионалом, и уже   завтра может приступить к работе, его не надо дополнительно обучать.   Это очень хорошая, проверенная система.

- В каком обозримом будущем Ваши ожидания могут осуществиться? Что бы ни говорили, но сегодня все же чувствуется большая нехватка молодых, грамотных специалистов.

- Понимаю, мы действительно столкнулись с этой проблемой, у нас в девяностые годы произошел провал в качестве подготовки кадров и это до сих пор на нас отражается. Помню, в моем родном Рудненском институте в те времена  был один студент-обогатитель на курсе,  ну а объектов то не уменьшилось. Вот этот период выпал и прервалась связь между трудовыми поколениями.

Но  последние пять лет ситуация нормализуется,  государство начало  больше грантов выделять на технические специальности, народ пошел туда, поэтому, думаю, в недалеком будущем  появятся свои доморощенные кадры, нужда в них есть. Помните, Президент лет  двенадцать назад на    съезде учителей говорил, попомните, наступит время, и у нас будет не хватать рабочих рук, потому что темпы развития экономики, темпы технологического уровня опережают  тот кадровый потенциал, который мы имеем.

Скажу больше. Сейчас у нас  стоит вопрос об объединении всех бизнесов Казахстана  в единую организацию со своей структурой, с обязательным членством, как это делается в большинстве странах мира. Мы уже рассматривали в Правительстве, какие полномочия, и  в какой срок  будут делегированы этой организации. Так вот, исходя из международного опыта, под ее управление   будут переданы все профессионально-технические учреждения системы образования. В той же Германии  профтехшколы финансируются на одну треть из федерального бюджета, на одну треть из местного, и на одну треть из бюджета  ремесленной палаты этой земли. То  есть под конкретные кадры бизнес вкладывает третью часть. Соответственно, выпускаются те кадры, которые нужны, и в том количестве, которое нужно, чтобы не было перепроизводства. Поэтому, если мы в аграрном секторе достигнем производительности труда на уровне развитых стран, то у нас высвободится много  рабочих рук, которых надо образовать и  как-то трудоустроить. Мы сейчас говорим о бизнесе-экономике. Если весь наш дикий рынок превратится в конечном итоге в цивилизованный… Например, в России  сейчас закрывают ларьки, высвобождают триста тысяч человек, их надо куда-то устраивать. Поэтому нам всем нужно работать, бизнес наш, родной, не чужой, и нам взращивать свои кадры.

- А  задача, которую ставил Президент - сделать  упрощенный въезд для иностранных квалифицированных кадров - выполняется?

- К сожалению, эта задача пока не выполняется и мы,  как орган, отвечающий за инвестиции, должны эту проблему решить, сделать более упрощенный въезд, причем на более длительный срок техническим специалистам, руководителям малых предприятий, прежде всего, из стран ОЭСР.

- Альберт Павлович, Вы любите подчеркивать, что акцент надо делать на регионы. Надо-то надо, но как? Чтобы каждый житель почувствовал на себе прелести инвестиций. Открыты ли регионы для бизнеса? Насчет Алматы и Астаны понятно, но как только выедешь за пределы этих городов, ситуация принципиально другая.

- Если ситуация там сложнее, то и усилий местные исполнительные органы должны прикладывать больше.  Ну, вы извините, вы разговариваете с человеком, который десять лет руководил городом (Лисаковск Костанайской области - Т. Н.) и в самые тяжелые времена. Я  знаю, что такое выводить город из кризиса, знаю, что такое безработица в несколько тысяч человек, и как всех трудоустроили через малый бизнес, через возобновление работы градообразующего предприятия и так далее. Сегодня  у всех на слуху Жанатас, Каратау, Аркалык и некоторые другие города, звучащие как синонимы депрессивных городов. Что может сделать государство?

Государство подтянет социальную часть,   чтобы люди не хотели уезжать, создаст  нормальные условия. То есть опять миллиарды пойдут на то, чтобы снести старые постройки,  реконструировать коммунальную сферу, подтянуть социалку… В  комплексном плане  по этому поводу мы согласовали 27 малых городов. Тот же Аркалык уже не депрессивный.

- Да?!

-  Да, съездите, посмотрите, но все же бывшая депрессивность этого города отпугивает людей. Скажи инвестору Аркалык и сразу: да зачем я поеду в Аркалык, когда есть Астана, Костанай и другие более крупные города.  Значит, там надо создать еще лучшие  условия, поэтому я  считаю, что наши национальные институты, в том числе КазАгро, Самрук, Темиржолы должны  активно подключаться к социальной программе, создавать рабочие места в малых городах.

В Таразе мы услышали на форуме… Собственно, я это знаю по своей работе, но вы услышали, что «Еврохим» в этом плане хорошо двигается, им фактически закроются Аркалык и Каратау, поднимутся зарплаты у работников градообразующих предприятий, а значит, сразу пойдет поток малого бизнеса - сервис, общепит, товары… Вот она и жизнь. Просто государство делает как бы свою часть, а бизнес должен делать свою, поэтому его надо привлечь в регионы. Тем более, сегодня, когда  уже созданы системная нормативно-законодательная база и институты развития, акцент необходимо переносить на регионы и рассматривать их как один из элементов реализации индустриально-инновационной программы.

Я уже сказал, что по прямому поручению Президента в Казахстане разработан и действует Национальный план  привлечения инвестиций. Это на всех уровнях и это хорошо, но в то же время инвестиции должны идти и  в регионы, и мы это понимаем. Поэтому регионы должны быть более открытыми, продвинутыми, активно предлагать себя   инвесторам, развивать предпринимательство и в целом работать на экономику страны.   Благо, государство сегодня предоставляет множество инструментов для поддержки бизнеса.

- Сможет ли Казахстан  стать своего рода инвестиционным хабом для всех, кто желает работать на пространстве Таможенного союза?

- Для Таможенного союза еще не стал, а для Средней Азии уже стал.

- То есть Вы хотите сказать, что инвесторы пока не  ориентируются на Таможенный союз как на возможность выхода на большой рынок?

- Почему же? Я  могу однозначно сказать и хотел бы быть понятым.  У нас никогда не было такой отрасли как автомобилестроение. И оно не могло быть при таком маленьком, узком рынке.  И много чего могло не быть. Сегодня мы фактически разработали программу развития Автопрома, который в перспективе с ориентацией на рынок Таможенного союза будет ежегодно выпускать 300 тысяч легковых машин.     В других условиях мы просто не могли  бы начать это производство. Почему попытки по Автопрому в течение двадцати лет были обречены? Потому что не было рынка.

Мне каждый день приходится разговаривать с потенциальными инвесторами и  с теми, кто уже работает в Казахстане, и я вижу, что они уже воспринимают Казахстан  именно как часть Таможенного союза с общим рынком.

- Удалось ли странам-участницам Таможенного союза наладить между собой общее техническое регулирование и контроль и принять единые технические регламенты? Сколько их уже принято и когда они все заработают?

- Вопрос технического регулирования в Таможенном союзе - это вопрос для отдельного интервью, но коротко скажу следующее.

По Соглашению техрегулирования, постепенно будут внедрены только общие техрегламенты, а техрегламенты принимаются только консенсусом, то есть по согласию сторон. Поэтому сегодня в работе находится около шестидесяти техрегламентов по ключевым видам товаров, производимых в Казахстане, начиная от молока и заканчивая автомобилями. Так вот, по каждому техрегламенту часть уже принята, почти половина. Каждый техрегламент проходит строгую процедуру, в том числе общественные обсуждения, в том числе участие экспертов от предприятий с тем, чтобы техрегламент действительно стимулировал производство конкурентоспособной продукции, и в то же время не убил те предприятия, которые  еще работают. Поэтому это  долгий разговор, но я считаю, что мы движемся в том направлении, что со временем будет только общий техрегламент и только общие стандарты.  К этому мы придем в ближайшие пять лет.

- Привнесло ли функционирование Единого экономического пространства равные условия конкуренции,  принцип четырех свобод - свободы движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, что, в общем-то, предусматривалось априори?

- Ответ, да. Эти принципы работают.  Если не работают, то скажите, где, будем  выносить на комиссию Таможенного союза. Если бизнес где-нибудь сталкивается с искусственными барьерами при движении, как вы назвали, товаров или еще чего-то, то просто надо извещать Правительство с тем, чтобы мы все эти факты приводили. Такое иногда проскакивает, мы  это знаем, но мы это сразу выносим на Таможенный союз и говорим, вот здесь, вот здесь пытаются  делать  барьеры.

Болды ма? Что-то у вас слишком большое интервью получается (улыбается). 

 

Торгын НУРСЕИТОВА

         Источник: Информационная служба ZAKON.KZ

 

 

 

  • Создано .